stassmansky (stassmansky) wrote in tyz_golodovka,
stassmansky
stassmansky
tyz_golodovka

Category:

"Золотой софит" без маски

Скандал на пресс-конференции главной театральной премии Петербурга стал поводом для давно назревшего разговора о необходимости ее реформы

«Золотой софит» без маски

Премию «Золотой софит» в театральных кругах часто воспринимают как локальный петербургский вариант «Золотой Маски», но существовала она всегда наособицу, а список ее лауреатов нередко вызывал у московских коллег множество недоуменных вопросов. Это, впрочем, удел любой премии, и обсуждать тут вроде бы нечего. Однако в этом году выяснилось, что проблема «Золотого софита» состоит отнюдь не в разнице эстетических предпочтений тех или иных театральных группировок, а в желании петербургских чиновников от культуры впрямую влиять на исход состязания. О том, что случилось с «Золотым софитом» OPENSPACE.RU рассказала член экспертного совета премии, доцент СПбГАТИ  ЕВГЕНИЯ ТРОПП.


Сегодня в Карельской гостиной Дома актера (Санкт-Петербургского отделения Союза театральных деятелей РФ) состоялось представление номинантов 17-й высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит».

В ходе пресс-конференции был предан огласке конфликт экспертного совета по драматическим театрам с номинационным советом премии. Председатель экспертного совета профессор, заведующий кафедрой русского театра СПбГАТИ Юрий Барбой прочел письмо, адресованное председателю оргкомитета «Золотого софита» Сергею Паршину. В этом письме говорится о беспрецедентной ситуации, возникшей 17 июня на заседании номинационного совета: предложения экспертного совета по драматическим театрам в существенной части были отвергнуты, имена людей и названия спектаклей на ходу, вне профессионального обсуждения, заменены другими.

Как прокомментировал Юрий Барбой, «посмотреть, обсудить и сравнить между собой по нескольким параметрам 42 премьеры сезона в состоянии только люди, для которых это профессия. Такие люди такую работу и проделали. А другие люди на основании “я не видел, но мне не нравится” всю эту работу перечеркнули». Подавляющее большинство членов номинационного совета, выступавших за изъятие или включение творческих работ в число номинантов премии, этих работ просто не видело, в чем, не смущаясь, признавалось — для них достаточным аргументом явилась оценка троих-четверех «видевших» (из 14 членов совета).

На пресс-конференции эксперты заявили о своем отказе отвечать за представленный председателем номинационного совета премии Николаем Буровым список номинантов, поскольку он был составлен вопреки их рекомендациям, и призвали к пересмотру устава «Золотого софита».

Этот публичный скандал стал поводом для давно назревшего разговора о необходимости реформы «Золотого софита». Официально «Золотой софит» — высшая театральная премия Санкт-Петербурга. Начиная с 1995 года торжественная церемония награждения ее лауреатов проходит каждую осень, в начале нового сезона. «Золотой софит» присуждается по итогам творческой деятельности петербургских театров — драматических, музыкальных, кукольных — в минувшем сезоне. Учредители премии — Санкт-Петербургская организация Союза театральных деятелей России, театрально-продюсерское объединение АРТ «Импровизация» и Комитет по культуре правительства Санкт-Петербурга. Номинанты на получение «Золотого софита» определяются экспертными советами (по жанрам) в конце каждого театрального сезона из числа премьерных спектаклей, работ и ролей, представляемых театрами.

Эта официальная информация не оставляет вроде бы никаких сомнений в том, что премия имеет право называться «высшей» и претендовать на статус главной городской театральной награды. На самом же деле если присмотреться к организации «Золотого софита», станет понятно, что премия весьма странная и мало походит, скажем, на структуру «Золотой маски». «ЗС» устроен так, что результаты его не отражают существующую сегодня театральную ситуацию Санкт-Петербурга.

Во-первых, на премию могут претендовать исключительно спектакли государственных театров города, при этом не надо никому объяснять, что лучшие спектакли очень часто появляются на свет в театрах, рожденных от творческой любви, а не по государеву указу. Поэтому, например, ни один из спектаклей «Небольшого драматического театра» Льва Эренбурга не имеет «Софита». Только получив статус государственного, этот театр попал в зону освещения «ЗС», и в этом году «Три сестры» «НДТ» выдвинуты по нескольким номинациям. Спектакль «Такого театра» «Каин» был в прошлом году выдвинут и получил «ЗС» только потому, что это копродукция с театром «Балтийский дом» (такая же история происходила со спектаклями театров «Фарсы» Виктора Крамера, «Экспериментальная сцена» под руководством Анатолия Праудина, «Потудань» Руслана Кудашова, «Формальный театр» Андрея Могучего и др.). Очень часто петербургские театры ездят на «Золотую маску», но свой родной «Золотой софит» их в глаза не видит: так было с театром «Особняк», с «Белым театром», с уже упомянутым «Таким театром» и т.д. Самая неудобная ситуация с театром кукол: «ЗС» рассматривает спектакли только Большого театра кукол, Театра марионеток им. Деммени и Театра сказки, а вот «Кукольный формат», «Бродячая собачка», «Кукольный дом» — за бортом.

Во-вторых, есть еще одно, совсем уж непонятное правило «Софита»: спектакль, который уже участвовал в другом городском фестивале (например, «Театры Петербурга — детям»), не может претендовать на высшую премию. Почему?.. Получается, что работать для детей театрам не стоит, раз главная премия города их не поддерживает. Казалось бы, логично, если спектакль получил Гран-при на этом «дочернем» фестивале, выдвинуть его и на «ЗС», так вот нет — нельзя, и всё! И вот пожалуйста, абсурд торжествует: в истекшем сезоне такая история сложилась со спектаклем Александринского театра «Счастье». На «ЗС» должны были быть выдвинуты режиссура Андрея Могучего, сценография Александра Шишкина, актриса Янина Лакоба и сам спектакль, но по уставу это оказалось невозможным. По решению номинационного совета спектакль «Счастье» получает спецпремию «За уникальный эксперимент и блистательное воплощение новых выразительных средств современного театра»…

В-третьих, и в-главных: основной недостаток организации «ЗС» выявляется при голосовании. Сайт премии сообщает: «Лауреаты определяются из числа номинантов тайным голосованием накануне торжественной церемонии награждения. В голосовании принимают участие номинационный совет премии, ее оргкомитет, художественный совет театров при Комитете по культуре, Бюро правления Санкт-Петербургской организации СТД России, экспертные советы».

То есть у «Золотого софита» нет жюри, которое смотрит конкурсные спектакли! Как легко догадаться, члены всех перечисленных выше советов и комитетов (кроме критиков-экспертов) не могут посмотреть все выдвинутые спектакли (и никто их, между прочим, даже и не обязывает!). Поэтому тайное голосование происходит фактически вслепую: люди голосуют, руководствуясь чем угодно — дружбой с номинантом, желанием поддержать или, наоборот, насолить и другими «булгаковскими» соображениями. Дело понятное, живем все-таки не на облаке. Но что могут отражать результаты такого голосования?

Этот факт ни для кого не тайна. 18 апреля 2011 года на отчетно-выборной конференции СТД режиссер Юрий Александров горячо и убедительно просил реорганизовать «Золотой софит», в котором голосуют, не видя спектаклей (худрук «Санктъ-Петербургъ оперы» признался, что и сам он голосует подобным образом в разделах драматических и кукольных театров). С его точки зрения, премия потеряла вес, хотя бы потому, что у нее нет жюри. Александров предлагал скопировать структуру «Золотой маски», которая, может быть, и не абсолютно совершенна, но по крайней мере прозрачна. Всегда понятно, кто входит в состав жюри и к кому предъявлять претензии.

После выступления Александрова в решение отчетно-выборной конференции СТД должно было быть внесено требование реформировать «Золотой софит». Как выяснилось сегодня на пресс-конференции, этого не произошло. Мнение Александрова осталось личным мнением Александрова.

Сходство с «Золотой маской» у «Софита» все-таки есть: в течение года ответственно и добросовестно трудятся экспертные советы. Состав их каждые пять лет полностью обновляется (сама я отработала пятилетку в совете по драме, потом пятилетку в совете по куклам, теперь снова вот уже два года в драме). Мы живьем, не на видео, отсматриваем все спектакли (в этом сезоне — 42 премьеры), встречаемся несколько раз в течение года, обсуждаем, голосуем. Наконец, формируем список номинантов.

Но после того как эксперты свою работу проделали, вступают духовые. А именно номинационный совет. Заседающие в нем члены в основном — театральные практики, поэтому они по долгу службы ходят только в свои театры. Но почему-то именно этот руководящий орган получил право утверждать или не утверждать выдвижения, сделанные восемью профессиональными критиками-экспертами.

Так вот, в этом году члены НС некоторые номинации экспертов отвергли, стали их менять, вычеркивать одни и вставлять другие названия и фамилии. Например, вычеркнули спектакль ТЮЗа «Титий Безупречный». Никто из них, кроме участвующего в спектакле Николая Иванова, спектакля не видел! Вместо него вписали «Детей солнца» Театра на Васильевском (этот спектакль у экспертов в качестве претендента фигурировал, но не прошел по голосованию). Вычеркнули художников А. Шишкина («Валентинов день», Молодежный театр на Фонтанке) и Й. Арчикаускаса («Чайка», «Балтийский дом»), вместо них вписали Е. Степанову с «Королем Лиром» (ТЮЗ им. Брянцева), пытались даже с актерскими номинациями что-то сделать... «Титий» был удален на основании того, что в пьесе Максима Курочкина есть мат. Да, в культурной столице еще всерьез обсуждается вопрос, допустим ли мат на сцене, но дело даже не в этом. Дело в том, что в спектакле матерные слова вырезаны, но об этом отвергавшие спектакли люди знать не могли, потому что его не видели!

Вообще-то совершенно не важно, что именно номинационный совет решил выкинуть, что — вписать, потому что в любом случае это беззастенчивый произвол. Стоит ставить вопросы так: легитимна ли вообще такая надстройка, как номинационный совет? На каком основании он контролирует работу профессиональных экспертов?

Правильно было бы оставить у номинационного совета лишь некоторые функции (скажем, выдвижение лауреатов на специальную премию «За творческое долголетие и уникальный вклад в петербургскую театральную культуру»). Да пускай бы НС присуждал любые премии от своего собственного имени, кто ж будет возражать! Но только пусть не вмешивается в работу и не оспаривает решения экспертных советов. Это нечестно, хотя и разрешено по уставу «ЗС».

Если же эксперты-критики, которые ходят в театры и занимаются своим делом, только «мешают» распределению премий, которое может осуществлять номинационный (или любой другой) совет, то тогда нужно просто сообщить театральной общественности: отныне лауреаты премии «Золотой софит» будут назначаться. Члены какого угодно совета, не посещая спектакли, будут в спокойной обстановке собираться и раздавать призы…

Итак, председатель экспертного совета доктор искусствоведения Юрий Барбой, оскорбленный недоверием и бесцеремонным поведением номинационного совета, ушел со своего поста; мы, эксперты, готовы последовать за ним, если ситуация не изменится и устав премии останется прежним. Экспертный совет по драматическим театрам отказывается от результатов номинирования по сезону 2010/11 года и инициирует реформу премии.

Для питерских театральных деятелей получать «Золотой софит», конечно, очень приятно. Но всем давно ясно: по-настоящему престижной и уважаемой эта премия может стать только в том случае, если она будет обновлена и превратится в фестиваль с независимой экспертизой, показом конкурсных спектаклей и вердиктом профессиональных авторитетных жюри.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments